irte1
никто не сможет победить себя полностью…
Через четыре дня с горы Тайшань в Бяньлан прибыл другой отряд даосов под предводительством Змееголового Шао, в прошлом разбойника, который встал на Путь после того, как решил со своми молодцами пограбить даоский монастырь и обрел, как потом говаривал сам Шао, "истинное богатство".

Змееголовый Шао выглядел колоритно - длинноволосый, 6 чи ростом, весь в татуировках, ликом дик - ну вылитый разбойник. Сюань Цзан заверил, что мастер Шао -
второй по знаниям и умениям в монастыре Даоляньцзы после настоятеля, почтенного Чжунли Цюаня.
- А разве не вы, учитель, являетесь настоятелем монастыря? - удивились предворные.
Сюань Цзан засмеялся и почтительно ответил:
- Все мои неумелые фокусы в подметки не годятся мастерству почтенного Шао, а про умения Чжунли Цюаня я могу лишь сказать, что не смею даже об этом говорить.
Циньцзун тогда спросил:
- Почему же тогда для защиты Нашей столицы был призван ты, а не более умелые мастера? Не слишком ли ты скромен, Сюань Цзан, для спасителя государства?
Сюань Цзан поклонился:
- Хотя ваш покорный слуга и не обладает хоть какими-то значительными умениями, но ему удалось не вызывать панику и переполох в столице своей мягкостью и состраданием. Чтобы сын неба подумал, если бы тогда в городе появился бы почтенный Шао? Я лишь подготовил почву для работы истинного Мастера. Настоятель же сейчас занимается очень важными изысканиями, настолько важными, что не может отлучится. Ваш покорный слуга рад, что теперь столица будет полностью безопасна.
Циньцзун посмотрел на прибывших и взохнул. "Опять этот Сюань Цзан прав. Я бы не стал ни капли доверять этим людям, если бы не его рекомандации."
Шао подошел к трону и произнес, глядя в глаза владыке:
- Император, - каркающим голосом произнес он, - Пятнадцать лет я грабил купцов, смущал народ и говаривал, что сам, если захочу стану сыном неба.
Придворные отшатнулись - такой неучтивости никогда не слышали в этих стенах.
- Но теперь я раскаиваюсь. - бывший разбойник склонил голову, - и прошу у Сына Неба дать возможность искупить свои преступления верной службой по защите города и обучения его жителей искусствам, Путь к которым был открыт безродному разбойнику почтенным Чжунли Цюанем.
- Мы принимаем твое раскаяние, Змееголовый Шао. - кивнул Циньцзун.
- Прости, я не слишком вежлив. Но уверяю, что говорю всегда искренне и не ищу никакой выгоды из этого предприятия как возможность помочь тем людям, которых я притеснял. С собой я привел 80 мастеров. Так как угроза штурма столицы миновала - половина из них мастера духа, а не стихий. Но в скором времени они смогут подготовить себе по целому отряду здесь, в Бяньлане.
- Это, конечно, хорошо, но сколько времени потребуется для подготовки?
- Ну лет так пятьдесят-восемьдесят, - прикинул Шао. Послышалось сдержанное хихикание. - Перестаньте смеяться! Я и так волнуюсь, ну что я смешного сказал?
Взрыв хохота был ему ответом.
Сюань Цзан, просмеявшись, сказал:
- Почтенный Шао, твои таланты вызывать приязнь не оспоримы. Я рад, что именно тебе выпала честь защищать этот прекрасный город. Раз все прояснилось, - обратился он к императору, - вашему покороному слуге следует поспешить в Цзи.

Змееголовый Шао сильно отличался характером от Сюань Цзана. Невежливый и дикий видом, он все таки не вызывал у молодого императора тревоги. Эта поразительная внутренняя честность, сострадание и человеколюбие расположила к нему и чиновников, а особенно - учеников Академии. Он, кстати, отказался жить во дворце мотивируя этот отказ тем, что рылом не вышел. Поселился же Шао в пристрое академии, в одной из комнат для прислуги. Но каждый день вечером он приходил во дворец с подробным докладом о делах Академии и своими предложениями. Шао уверял, что просто необходимо проверить тюрьмы. Так как неознанный дар может толкать людей на преступления, хотя мог бы быть на благо всей Поднебесной.
Отец императора до этого косо смотревший на грубоватого бывшего атамана горной шайки, на этот раз его поддержал.
- Если же дар толкает на преступления - то он уже развился и ищет путь для своего проявления. Следовательно, надо лишь направить развитие в нужное русло, а это может получиться быстрее, чем пестовать мастера с нуля.
Циньцзун кивнул и приказал устроить инспекцию городских тюрем. Оказалось, что действительно доля одаренных среди преступников выше, чем среди законопослушных подданных, но все же не настолько большая, как думалось Шао вначале.
Шао стукнул себя по лбу, улыбнулся и сказал:
- А ведь верно же! Самых одаренных преступников поймать власть не может. В тюрьму же попадают глупые, слабые или неудачливые. Но с ними и работать легче. Посмотрим-посмотрим, будет ли толк из нынешних лихих молодцов...

@темы: Магокитай